Преступления США и Израиля более законны, чем действия террористических организаций?

Преступления США и Израиля более законны, чем действия террористических организаций?

7 июня депутат Ильхан Омар, одна из трех мусульманских членов Палаты представителей США и член прогрессивной «команды», снова оказалась в центре внимания политических деятелей.

Афганистан возьмём? Там одним ударом по 120 человек убивали, свадьбы уничтожали и раз, и два. Допустим это ошибка. Такое тоже бывает. Но расстрел из беспилотников или вертолётов явно гражданских лиц в Ираке — это что такое? Ну, кто несёт ответственность? Кто убийца? Президент России Владимир Путин на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом США Джо Байденом.

Преступления США и Израиля

Отважная женщина задала госсекретарю Энтони Блинкену справедливый и простой вопрос о том, что США сопротивляются расследованию Международного уголовного суда (МУС) о предполагаемых военных преступлений в Израиле и Афганистане.

На виртуальном слушании 7 июня она сказала: «Мы видели немыслимые зверства, совершенные США, ХАМАС, Израилем, Афганистаном и Талибаном», и спросила Блинкена, где жертвы этих преступлений должны искать правосудия, если не в МУС.

Хотя она просто констатировала общеизвестный факт — зверства, совершенные не только ХАМАСом и Талибаном, но также США и Израилем, хорошо задокументированы — ее комментарии привели в ярость многих ее коллег в Конгрессе.

Ее обвиняли в «антисемитизме» и «антиамериканском поведении» — безосновательные обвинения, с которыми она неоднократно сталкивалась с начала своего пребывания в Конгрессе за то, что выступала в защиту палестинцев и критиковала внешнеполитические стратегии США. Более того, она была осуждена за якобы «приравнивание Соединенных Штатов и Израиля к ХАМАС и Талибану».

Эти атаки, как и многие другие до них, были в первую очередь направлены на то, чтобы заставить Омар прекратить ее критику Израиля и США. Но, у них была и другая цель: не дать людям, в том числе членам Конгресса, подвергнуть сомнению глубоко укоренившееся убеждение в том, что любое государственное насилие законно, в то время как насилие, совершаемое негосударственными субъектами, по своей сути является преступным или террористическим.

Государственное насилие законно

Фото, статуя свободы

Эта вера гарантирует, что насилие со стороны государственных субъектов остается категорически несопоставимым с другими формами насилия и, что наиболее важно, вне морального осуждения.

Публично признав, что не только ХАМАС и Талибан, но также преступные режимы США и Израиля совершают военные преступления и «немыслимые зверства», Омар создала возможность поставить под сомнение законность государственного насилия и, следовательно, оказалась в центре травли со стороны американских политиков, которые вкладываются в сохранение статус-кво.

Недавняя полемика вокруг заявления Омара была не первым случаем, когда аргумент «ложной моральной эквивалентности» использовался государственными деятелями, чтобы избежать ответственности. В течение многих лет политики из США, Израиля и других стран пытались оградить себя и свои страны от пристального внимания, заявляя, что насилие со стороны государственных субъектов никогда не должно сравниваться с насилием со стороны «террористических организаций».

Но что на самом деле делает государственное насилие более нравственным или более законным, чем насилие со стороны негосударственных субъектов, помимо утверждений влиятельных людей, что это факт? 

Моральная эквивалентность

В свете настойчивых заявлений о том, что не может быть моральной эквивалентности между действиями государства и террористическими актами, важно задаться вопросом, что такое моральная эквивалентность, и что делает два типа насилия морально эквивалентными.

Чтобы определить, может ли существовать моральная  равнозначность между двумя вещами, во-первых, необходимо определить, действительно ли эти две вещи можно сравнить эмпирически, используя набор переменных, применимых к обоим.

Фото, израиль, картина
Картина палестинского художника Камеля Аль Муханни (Kamel Al Mughanni) к годовщине бойни в Аль-Давайме. Резня в Аль-Давайме — массовое убийство мирных палестинских жителей совершённое израильской армией 29 октября 1948 г. в ходе Первой арабо-израильской войны 1947-1949 г. во время операции «Иоав».

Когда речь идет о государственном и негосударственном насилии, мы можем легко определить конкретные точки сравнения, с которыми можно сопоставить каждую форму насилия. Мы могли бы, например, использовать следующие критерии, чтобы установить, можно ли законно сравнивать насилие, совершаемое государством, с насилием, совершаемым негосударственными субъектами:

  1. Предполагаемая цель насилия
  2. Причина насилия
  3. Число жертв среди гражданского населения

При сравнении с использованием этих критериев — а существует множество других, которые можно использовать для той же цели — становится все труднее утверждать, что не может быть никакого сравнения или моральной эквивалентности между насильственными действиями государственных субъектов, таких как Израиль и США, и другими. — государственными образованиями, такими как ХАМАС и Талибан.

Тем не менее, государственные субъекты упорно отказываются указывать конкретные критерии для сравнения, когда они заявляют, что между их действиями и действиями их негосударственных противников категорически не может быть «моральной эквивалентности». И не зря.

Кто убийца?

Гарантируя отсутствие установленных критериев для сравнения этих двух типов насилия, они гарантируют, что они не столкнутся с пристальным вниманием или осуждением со стороны международного сообщества, когда они без разбора убивают, калечат и истязают гражданских лиц для продвижения своих интересов и защиты своей гегемонии. В конце концов, как может быть достигнута логическая эквивалентность между двумя сторонами, если нет установленных критериев для сравнения?

США проводили глубоко неконституционную политику, использовала преступную тактику, которая неизбежно приводила к злоупотреблениям. В конечном итоге американцы убили миллионы мирных мусульман в ходе своей так называемой «войны с террором». Но, они не встретил порицания или осуждения со стороны международного сообщества — жертвам этой войны было отказано в правосудии, потому что они были убиты государством, якобы осуществлявшим свою законную власть, а не «террористической организацией».

Нет морального эквивалента!

И это, пожалуй, самый проблемный аспект риторической тактики категорического отрицания любой возможности моральной эквивалентности государственного и негосударственного насилия. Это приводит к тому, что ценность жизней жертв определяется статусом страны, убившей или ранившей их — убитые «террористами» заслуживают справедливости, а убитые США и Израилем просто сноски в истории.

Вот почему насильственные действия и политика Израиля в отношении палестинцев, которые привели к десяткам тысяч смертей среди гражданского населения и неизмеримым человеческим страданиям на протяжении многих лет, рассматриваются многими как более приемлемые с моральной точки зрения, чем значительно менее значимые «террористические атаки» ХАМАСа на Израиль.

Те, кто обвинил представителя Омара в «ложном приравнивании США и Израиля к Хамасу и Талибану», хотели заставить замолчать ее критику США и Израиля.

Но в процессе они непреднамеренно открыли дверь для эмпирических сравнений между насилием, совершаемым государственными и негосударственными субъектами. Хотя такие сравнения, сделанные с использованием четко определенных, стандартизованных и логических критериев, могут помочь обеспечить справедливость для многих жертв государственного насилия, они также, вероятно, помогут доказать, что нет морального эквивалента между насилием США и Израиля и террористических групп.

В самом деле, насилие Израиля и США уникально — оно беспрепятственно, бесконтрольно, безгранично по своим масштабам и несравнимо по жестокости, цинизму, количеству смертей и разрушениям.

Нет морального эквивалента!

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: